Сетевое издание

Я ищу ...

Кто педалирует тему выхода новых стран из ЕС и какова вероятность, что это произойдет

Кто педалирует тему выхода новых стран из ЕС и какова вероятность, что это произойдет
Фото: Нос

19 Марта 2023 17:20:19

3206

Во французской столице состоялась третья по счёту акция за выход республики из НАТО и ЕС. С такими требованиями протестующих на улицы Парижа вывела местная ультраправая партия «Патриоты». Также манифестанты призывают прекратить поставки оружия в помощь Украине

Требования выглядят внушительно и претендуют на фундаментальное изменение всей политики Франции. Но главное заключается в том, что их поддержка в обществе крайне невелика. Партия «Патриоты», основанная в 2017 году экс-членом «Национального фронта» Флорианом Филиппо, не снискала сколько-нибудь заметной популярности у избирателей и в парламент пройти не смогла. Директор исследовательских программ французского Института демократии и сотрудничества Джон Локленд констатировал, что выход Франции из Евросоюза в принципе крайне маловероятен. Сам этот вопрос не находится в повестке дня ни одной из более-менее крупных партий и не поддерживается сколько-нибудь значительной частью населения. Аналитики обращают внимание на то, что даже политики, находящиеся на правом и левом флангах оппозиции, но остающиеся достаточно респектабельными и не уходящие в маргинальную среду, такие как Марин Ле Пен и Жан-Люк Меланшон, при всей своей критике политики французского правительства и евробюрократии не ставят вопрос о выходе из ЕС.

Однако несмотря на такие вроде бы однозначные оценки любых инициатив о выходе из Евросоюза данная тема регулярно всплывает в прессе в отношении Франции и некоторых других стран объединения. Такие разговоры велись особенно активно после первого и единственного в истории случая прекращения членства государства в Евросоюзе. Таким примером стала Великобритания, и сейчас уже с уверенностью можно говорить, что пример этот нельзя назвать удачным. Референдум в стране прошёл в 2016 году, и тогда сторонники выхода победили с небольшим преимуществом, а явление получило собственное наименование Brexit. Сторонники выхода апеллировали к тому, что членство в Евросоюзе принесло с собой приток трудовых мигрантов, необходимость проводить экономические и правовые реформы под стандарты Брюсселя, вводить жёсткое регулирование хозяйственной деятельности и платить взносы в общие фонды содружества. В лагере евроскептиков считалось, что выход из Евросоюза приведёт к раскрепощению экономики и более быстрому развитию бизнеса, а ограничение миграционных потоков позволит обеспечить рабочими местами с хорошими условиями труда самих британцев. Однако более дальновидные политики и эксперты уже на этапе подготовки референдума 2016 года предупреждали, что отсоединение Великобритании от Евросоюза чревато множеством рисков и экономическим кризисом. В числе авторов таких предостережений были и тогдашние высшие руководители страны – премьер-министр Дэвид Кэмерон и министр финансов Джордж Осборн. Они отмечали, что последствиями разрыва связей с Европой станет отток иностранных инвестиций, ухудшение условий для предпринимательства и сокращение количества рабочих мест. Кроме того, Соединённому Королевству самому грозила дезинтеграция, Население Шотландии и Северной Ирландии изначально выступало против Brexit, и после оглашения результатов референдума в этих частях Великобритании стали набирать популярность идеи о провозглашении независимости. Более того, Северная Ирландия располагается на одном острове с Республикой Ирландией, которая остаётся членом ЕС. Возникла сложная дилемма – вводить пограничный и таможенный контроль внутри Великобритании, но оставлять общее пространство на ирландском острове, или же отделить границей северную часть от остальной Ирландии и спровоцировать возмущение местных жителей, которые своей тягой к воссоединению с остальными ирландцами и так доставляли много хлопот Лондону в течение всего прошлого века.

Лишь в конце февраля 2023 года, спустя почти 7 лет после референдума и 3 года после формального выхода Британии из ЕС, новый британский премьер Риши Сунак подписал соглашение с Еврокомиссией об урегулировании североирландского вопроса. Документ вводит сложную систему контроля за товарами, ввозимыми в Северную Ирландию из остальной части Великобритании и следующими далее в Ирландию, т.е. уже на территорию ЕС. Этот договор устраняет существовавшие ранее препятствия для торговли, однако всё ещё неясно, насколько прочным и долговременным окажется этот компромисс.

Между тем, Северная Ирландия стала далеко не единственной проблемой, которую породило решение покинуть ряды членов Евросоюза. Экономика Великобритании сперва показывала рост ниже ожиданий, а на фоне пандемии ковида и последующей санкционного противостояния с Россией пошла вниз, оказавшись в более глубоком кризисе, чем у стран-лидеров Евросоюза, в число которых совсем недавно входила и сама Великобритания. Цены на продукты, услуги ЖКХ и топливо продолжили расти, а миграционная проблема приобрела совсем другой вид – после оттока зарубежных трудовых мигрантов образовалась существенная нехватка рабочей силы. Для привлечения на освободившиеся места собственных граждан работодателям пришлось повышать зарплаты, что повлекло за собой дальнейший рост цен на производимую продукцию. В итоге, по данным социологов из YouGov, 41% тех, кто в 2016 году голосовал за выход из ЕС, сейчас считают это решение неверным, а по-прежнему правильным этот шаг признают лишь 20%. Абсолютное большинство британцев сейчас призывают к сближению с Евросоюзом. Очевидно, что, если бы британцам предложили переголосовать по этому же вопросу сегодня, никакого Brexit, не было бы.

Сразу после британского референдума издание Washington Post опубликовало перечень из шести стран, которые могли бы последовать примеру Лондона. По мнению журналистов, следующими в очереди на выход стояли Швеция, Дания, Греция, Нидерланды, Венгрия и Франция. Французский вопрос уже был разобран выше. В других западноевропейских государствах риски выхода столь же невелики, особенно если учесть, что интеграционные процессы там идут практически с момента окончания Второй мировой войны. Более того, в текущих геополитических условиях сплочённость евроатлантических структур лишь усилилась. Ярким примером может служить та же Швеция, которая не только не делает шагов в сторону отказа от членства в ЕС, но и решилась отойти от политики военного нейтралитета и взяла курс на вступление в НАТО.

Пожалуй, наиболее реалистичным из возможных мог бы оказаться курс на выход из Евросоюза Венгрии и Польши. Эти государства относительно недавно стали участвовать в общеевропейских интеграционных процессах и регулярно заявляют о разногласиях с Брюсселем. У Варшавы и Будапешта на время сложилась даже некая местечковая солидарность, в рамках которой они защищали друг друга от претензий со стороны властей единой Европы. Однако этот союз был разрушен в прошлом году из-за разницы в отношении двух стран к российско-украинскому конфликту. Агентство Bloomberg отметило, что из-за отказа венгерского премьера Виктора Орбана безоговорочно поддержать Киев и прервать отношения с Москвой Польша начала отдаляться от своего в прошлом близкого политического партнёра. Но даже в лучшие времена, когда Венгрия и Польша совместно отбивались от упрёков и замечаний из Брюсселя, всерьёз ни одна из этих стран не помышляла о выходе из объединения. Аналитик Александр Носович напоминает, что эти государства, а особенно Венгрия, очень зависимы от общеевропейской экономической помощи.

«Орбан и Качиньский (глава правящей польской партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский прим.авт.) могут сколько угодно скандалить, дерзить и качать права, но максимум того, к чему они могут призывать, это «справедливое переустройство» Европейского союза. Это азы европейской интеграции и неплохо было бы их знать, прежде чем с умным видом рассуждать о грядущем выходе Венгрии из состава ЕС», — объясняет эксперт.

К прямым дотациям стоит добавить также огромный рынок сбыта для товаров местного производства и возможность миллионов граждан уезжать на заработки в более богатые страны. Сами граждане отлично осознают эти преимущества. По данным проекта «Евробарометр» свыше 80% поляков поддерживают членство страны в Евросоюзе. Своенравные власти Венгрии также, несмотря на все расхождения с Брюсселем, не рассматривают возможности покинуть объединение. Таким образом, можно с высокой долей уверенности говорить о том, что пример Британии заразительным не стал. А периодически проводимые в разных странах акции с призывами выйти из ЕС – не более чем обычное проявление демократии и плюрализма мнений.

Автор: Алексей Черников

Теги: Франция | ЕС | НАТО |

Социальные сети