Сетевое издание

Я ищу ...

Расширение ЕС снимают с тормозов. Когда стран-членов объединённой Европы станет больше?

Расширение ЕС снимают с тормозов. Когда стран-членов объединённой Европы станет больше?
Фото: Нос

22 Апреля 2023 18:22:42

3309

Европейский союз в последний раз принимал в свои ряды новых членов 10 лет назад. Тогда, в 2013-м 28-й страной ЕС стала Хорватия. С тех пор с разной интенсивностью шли дискуссии о том, когда, кого и по какой дорожной карте принимать дальше, будут ли первыми страны Западных Балкан, Турция или какая-то из постсоветских республик. А Британия даже решила встать на тернистый путь выхода из объединения, но пример заразительным не стал, и довольно длительное время союз существует в неизменном составе

Однако за последний год появилось немало свидетельств того, что интеграционные процессы на европейском континенте ускоряются. Недавно Европарламент проголосовал за соглашение о безвизовом режиме для граждан частично признанной Республики Косово. Это произошло, несмотря на то, что часть стран ЕС до сих пор формально не признали независимость молодого балканского государства. В Еврокомиссии разъяснили, что 90-дневный безвиз для косоваров будет действовать на территории всех стран Шенгена, кроме Испании. Даже Кипр, Греция и Словакия, пока не признающие суверенитет Косово, паспорта граждан республики признали и безвизовый режим поддержали, а Румыния пока и сама в Шенгенскую зону не входит. Новые правила начнут действовать не позднее 1 января 2024 года.

Процесс подготовки к безвизовому режиму между ЕС и Косово начался ещё в далёком 2012 году, но разногласия внутри Евросоюза затянули его на десятилетие. Дополнительное ускорение переговорам придало изменение геополитической ситуации. Тогда руководящие структуры ЕС и правительства стран-членов объединения пришли к выводу о необходимости консолидации всех демократических сил Европы, в том числе посредством демонстрации реальной перспективы вступления в союз для государств, которые хотят это сделать.

Косово в рамках этой политики стало лишь одним из примеров. Одновременно Брюссель дал понять и Сербии, формально считающей Косово частью своей территории, что при урегулировании конфликта между Белградом и Приштиной европейские перспективы станут реальностью для обеих сторон.

В начале марта президент Сербии Александр Вучич и премьер-министр Косово Альбин Курти при посредничестве главы внешнеполитической службы ЕС Жозепа Борреля провели переговоры и согласились начать нормализацию двусторонних отношений на основе европейского плана, включающего взаимное признание удостоверений личности и других документов, содействие развитию внешней торговли, обеспечение прав сербских муниципалитетов в Косово и, что особенно важно, снятие Сербией препятствий на пути вступления Косово в международные организации. Эксперт по политике Юго-Восточной Европы Мануэль Сарразин подчеркнул, что соглашение позволит решить если не все, то очень многие проблемы в отношениях Сербии и Косово друг с другом и с ЕС, а также является важным позитивным сигналом для всего региона Западных Балкан в контексте его евроинтеграции. На основании этого документа Косово получило возможность вступить в Совет Европы, и эксперты уверены, что это произойдёт в самое ближайшее время. Официальный Белград отнёсся к этой идее без энтузиазма и скорее настороженно, однако сербский политолог Бошко Якшич выразил уверенность, что в текущих условиях Сербия не может и не должна препятствовать вступлению Косово в СЕ, поскольку это было бы бессмысленно и контрпродуктивно.

Стоит напомнить, что ещё в начале 2018 года Брюссель обнародовал стратегию расширения на Западных Балканах, в которой говорилось о реальных перспективах вступления шести стран региона в состав объединения. Тогда эти государства по степени готовности к членству были разделены на три категории. Было заявлено, что наиболее близки к заветной цели Сербия и Черногория, для которых оптимистичным сроком принятия в ЕС назывался 2025 год. Затем следовали Албания и Македония, которая позднее для урегулирования разногласий с Грецией и вступления в НАТО изменила название на Северную Македонию. А в конец очереди европейское руководство поставило Боснию и Герцеговину и Косово, продемонстрировавшие наименьшие успехи в деле политических, правовых и экономических реформ, необходимых для вступления в ЕС. Тем не менее, несмотря на отдалённость сроков и большое количество предстоящих трудностей, Евросоюз, по мнению политолога Максима Саморукова, уже тогда окончательно осознал, что интеграция региона Западных Балкан – оптимальный путь для обеспечения стабильности и безопасности на юго-востоке Европы.

Однако после публикации стратегии 2018 года несколько лет прошли без каких-то видимых прорывов именно по линии ЕС. Более успешно на Балканах шёл параллельный процесс расширения НАТО. Эти два объединения формально не взаимосвязаны, однако в геополитическом раскладе членство в любом из них считается подтверждением принадлежности страны к евроатлантической общности. В 2017 году к Североатлантическому альянсу присоединилась Черногория, а в 2021 году 30-м членом блока стала Северная Македония. Но всё это время невоенная евроинтеграция стояла на месте. И только упомянутые выше тектонические сдвиги в международной политике, происходящие с февраля 2022 года, стали мощным стимулом к возобновлению процесса.

Причём теперь у расширения Евросоюза сразу два приоритета – Балканы и постсоветское пространство. На июньском саммите в Брюсселе страны ЕС единодушно согласились предоставить Украине и Молдове статус кандидатов в члены. Правда, хотя этот статус был согласован в рекордно быстрые сроки, госсекретарь при МИД Франции Клеман Бон подчеркнул, что для самого вступления никакой ускоренной процедуры не предусмотрено, поэтому Киеву и Кишинёву придётся пройти достаточно долгий путь и провести все требуемые реформы. С Грузией осечка произошла даже на этапе предоставления кандидатского статуса. Еврокомиссия в прошлом году не рекомендовала присваивать стране этот статус и представила список рекомендаций, необходимых для его получения. Однако в Тбилиси надеются, что подвижки произойдут в текущем году. Глава правящей партии «Грузинская мечта» Ираклий Кобахидзе говорил, что шансы на это не превышают 50%, но надежда сохраняется. Еврокомиссия должна представить промежуточные выводы по данному вопросу в мае.

Если говорить о двух новоиспечённых кандидатах, их шансы выглядят неравными. В силу более благоприятного внутреннего положения Молдова имеет явно больше возможностей заниматься имплементацией реформ, необходимых для евроинтеграции. У страны также есть нерешённый территориальный вопрос с Приднестровьем, но конфликт этот заморожен и на обстановку в республике не оказывает чрезмерного разрушительного воздействия. Недавно глава МИДЕИ Молдовы Нику Попеску сообщил, что страна выполнила большинство рекомендаций Еврокомиссии. В частности, Кишинёв готов продемонстрировать заметные успехи в реформе системы юстиции и деолигархизации. Попеску выразил уверенность, что Молдову следует допустить до следующего этапа евроинтеграции. Показательно, что оценки молдавских властей на этот раз совпали с европейскими. В тот же день Европарламент подавляющим числом голосов поддержал начало переговоров о вступлении Молдовы в ЕС до конца 2023 года. Это и станет следующим этапом, на который рассчитывали в Кишинёве.

По Украине аналогичных решений в столь сжатые сроки не принималось. Но Киеву на данном этапе, кажется, вполне хватает уже полученного кандидатского статуса. Политолог Константин Скоркин напомнил, что страна теперь имеет возможность участвовать в программах развития для членов и кандидатов в члены ЕС, а также получать дополнительную финансовую помощь, в том числе из Фонда солидарности. Руководитель группы стратегических оценок ИМЭМО РАН Сергей Уткин также считает, что кандидатский статус нельзя считать пустой формальностью. Одним из бонусов нахождения страны на этом этапе он назвал возможность приводить в соответствие с общеевропейскими свои законы и стандарты в разных сферах, что в любом случае облегчает взаимоотношения с Евросоюзом. К слову, теми же преимуществами уже может пользоваться ещё одна страна – Босния и Герцеговина. Её в конце 2022 года тоже признали кандидатом в члены ЕС, хоть и без такого медийного резонанса.

Скептики любят напоминать про Турцию, которая получила статус кандидата в члены Евросоюза ещё в 1999 году, но с тех пор ни на шаг не приблизилась к реальному членству. Однако Турция на сегодня является фактически единственным негативным примером, тогда как остальные государства-кандидаты пусть медленно, но продвигаются вперёд. В июле прошлого года Албания и Северная Македония приступили к переговорам о вступлении. Глава ЕК Урсула фон дер Ляйен заявила, что это стало результатом неизменной приверженности граждан и правительств этих стран ценностям Евросоюза. Замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов всё же считает расширение ЕС без кардинальных реформ внутри объединения крайне маловероятным, ведь, по его мнению, привести Украину, Молдову и другие страны-кандидаты к существующим единым стандартам, известным как Копенгагенские критерии, будет почти невозможно.

Между тем, кажется, стремление к принятию новых членов внутри ЕС набирает популярность даже с учётом необходимости серьёзных преобразований. Первым ясным заявлением о будущей готовности к реформам стала речь канцлера Германии Олафа Шольца в Карловом университете, в которой он призвал к расширению Евросоюза и одновременному отказу от права вето при принятии некоторых решений, в том числе в сфере внешней политики и безопасности. Пока неясно, получат ли предложения Шольца широкую поддержку и когда это может произойти.

Политолог Константин Калачёв подтверждает, что право вето препятствует оперативному принятию решений, когда это необходимо, и старые члены Евросоюза считают такой принцип анахронизмом. Однако восточноевропейские государства, недавно присоединившиеся к союзу, относятся к инициативам об отмене права вето настороженно, опасаясь ослабления своего влияния. Поэтому стоит ожидать подробных обсуждений данного вопроса, однако эксперт не счёл подобные реформы невозможными.

Возможность расширения Евросоюза по-прежнему вызывает много сомнений. Продвижение по этому пути возможно не только при полноценном членстве в ЕС, но и на любом из промежуточных этапов. Оптимизма по поводу перспектив расширения ЕС добавляет тот факт, что Россия возражений по поводу вступления новых государств в Евросоюз не имеет, даже если дело касается постсоветских республик. По крайней мере, об этом заявлял президент РФ Владимир Путин, и сигналов об изменении позиции Москвы после этого не поступало. Конечно, говорить о том, когда именно членов ЕС станет больше 27, всё ещё рано. Конкретных сроков не называет ни одна из сторон этого сложного многопланового процесса. Но динамика говорит сама за себя. За 2022 и начало 2023 года в этом направлении было сделано больше, чем за много предыдущих лет.

Автор: Алексей Черников

Теги: Европа | Евросоюз | ЕС |

Социальные сети