Сетевое издание

Я ищу ...

Многоэтажки не несут в себе очевидного негатива, но порождают ряд проблем

Многоэтажки не несут в себе очевидного негатива, но порождают ряд проблем
Фото: Нос

26 Марта 2024 16:11:46

541

Российские власти регулярно отчитываются о росте темпов строительства жилья. Так, по итогам 2023 года вице-премьер Марат Хуснуллин заявил о вводе в строй 110 млн кв. м жилплощади, что стало рекордным показателем. За счёт этого 16 млн российских семей смогли улучшить свои жилищные условия

Однако в большинстве случаев речь идёт о многоэтажных домах, а в том, что жизнь в них действительно так уж хороша, у специалистов есть большие сомнения. Активное стремление как можно скорее решить проблему нехватки жилья приводит к возникновению ряда проблем, значимость которых становится главной при конечном определении качества жизни всего населения. Этот комплекс проблем включает в себя не всегда достойное качество строительства, отсутствие комфортной инфраструктуры и проблемы с безопасностью. Так, использование дешевых некачественных материалов при строительстве многоэтажек приводит к чувствительным бытовым неудобствам, которые могут включать в себя утечки воды, образование плесени и другие проблемы, которые негативно сказываются на здоровье жильцов. Ярким примером могут служить аномальные ливни, от которых страдают жители не только ветхих домов, но и новеньких столичных ЖК.

Кроме того, многоэтажные дома часто не имеют достаточного количества парковок, детских площадок, зеленых насаждений и других элементов, отсутствие которых заметно снижает качество жизни. Вместе с тем, не менее важным фактором является и вопрос безопасности. Многоэтажки довольно часто создают однородные пространства, где концентрируются люди из одного социального слоя.

Подобная модель в долгосрочной перспективе приводит к поляризации городского сообщества и возникновению так называемых «гетто», создающих дополнительные сложности для государства и граждан.

О том, что такое многоэтажное жилье, какие проблемы оно порождает и какими могут быть пути их решения, «Нос» побеседовал с экспертами.

Описывая масштабы проблем с многоэтажным жильем в России, урбанист, кандидат географических наук и доцент Высшей школы урбанистики им. А. А. Высоковского Иван Митин отметил, что она в принципе касается всех крупных современных городов:

«Человейники» — разумеется, слово стигматизированное. Это негативная оценка многоэтажек. В самом слове заложены очень чёткие коннотации, указывающие на то, чем недовольны люди: это скученность, избыточная плотность населения, часто миграционный приток большого числа неустроенного населения. Это проблемы, в целом свойственные городам, особенно крупнейшим. Многоэтажки решают проблемы дефицита площади территории города в условиях первой стадии урбанизации, т.е. тогда, когда крупнейший город привлекает население отовсюду, все стремятся в него переехать. Проблему размещения большого числа людей на ограниченной городской территории многоэтажки, разумеется, решают. Но они же вызывают и новые проблемы: та самая скученность, избыточная плотность застройки и населения, ухудшающаяся экологическая ситуация, вызванные плотностью и разнородностью населения социальные конфликты».

Схожей точки зрения придерживается архитектор Снежана Грозовская. По её мнению, именно потребность в масштабном индустриальном развитии страны привела к строительству неудобных типов многоэтажного жилья, технологии постройки которых продолжают использоваться при строительстве новых объектов и сегодня.

«С конца 1920-х началась стремительная индустриализация страны. Тогда в советском городском планировании возник концепт микрорайона. В более крупные города прибывали жители сел и малых городов, и власти решали задачу их расселения, параллельно выстраивая новую коллективную идентичность «советского человека». Это быстровозводимое жилье было крайне неудобным, но позволяло государству разместить большое количество людей, недавних крестьян, нужных для фабрик и заводов. Постепенно размеры новых микрорайонов увеличивались, вместе с ними росла и высота зданий. Быстро и экономично возводить огромное количество квадратных метров позволила индустрия панельного строительства, распространившаяся по всей стране во второй половине ХХ века. Это частично решило проблемы с жильем в крупных городах. Культуру строительства многоэтажных зданий по типовым проектам, а также советские нормы строительства, большие расстояния между зданиями унаследовала от СССР и Россия. Власти не пересматривали регламенты строительства и не пытались создавать гармоничное городское пространство. Строительство было хаотичным и не рифмующимся с общим видением и планом развития городов, которых зачастую не было», — отметила Грозовская.

Иван Митин отмечает, что само по себе многоэтажное жильё не несет в себе очевидного негатива, но избыточная концентрация ресурсов и населения в городе порождает ряд проблем, которые значительно усложняют нормальное проживания в этом типе жилья.

«Многоэтажное жильё само по себе не несёт в себе очевидного негатива. Проблема в избыточном притоке населения в крупнейшие города, в ответ на который возникает перенаселённость, решаемая путём строительства многоэтажек. Проблема, таким образом, не в многоэтажках, а в перенаселённости, скученности, излишней концентрации всех ресурсов в городе», — поясняет эксперт.

По словам Снежаны Грозовской, градостроительные принципы, практически без изменений перекочевавшие в современность из советских времён, во многом сформировали стихийное непродуманное строительство жилья, соответствующее деловым интересам инвесторов и властей:

«На облик российских городов повлияло отсутствие проектной культуры и доминирование экономических интересов альянса властей и инвесторов – продажа квадратных метров – над идеями качественной архитектуры и городской среды. На фоне многоэтажной застройки последних 30 лет советские панельные районы воспринимаются гораздо более продуманными и благоприятными для жизни; несмотря на свою монотонность они сделаны по плану, в котором предусмотрена социальная инфраструктура и много озеленения».

Иван Митин считает, что нет объективных причин концентрироваться исключительно на недостатках многоэтажек. Вместо этого необходимо повышать качество жизни во всей городской среде, улучшать планирование городского строительства в целом.

«Да, эстетически допустимой можно считать городскую среду из 3-5-7-этажных домов, но не меньшую роль играет и расстояние между домами, «красные» линии улиц, инфраструктура внутри дворов и кварталов. Так что фактор многоэтажности, повторюсь, второстепенный, это следствие, а не причина большинства проблем жизни в городе. Нет смысла говорить о преодолении негативных последствий жизни в «человейниках», надо вместо этого говорить о повышении качества жизни в многоэтажной среде, которая сложилась, и об изменениях в городском планировании новых микрорайонов. Иными словами, надо, чтобы многоэтажки перестали быть «человейниками, — полагает эксперт. —

Несмотря на некоторое сходство российская специфика застройки фундаментальным образом отличается от западной. Говоря об опыте других стран, необходимо упомянуть теорию дифференциальной урбанизации. В ответ на перенаселённость и загазованность городских центров в США в 1960-е годы наиболее обеспеченные горожане с большим стажем проживания в городе начали покидать города и переселяться в пригороды, создавая там «одноэтажную Америку» с частными семейными домами, окружёнными зелёными лужайками. Да, подобная субурбанизация вызвала к жизни и транспортные проблемы, и перенос инфраструктуры в пригороды, который в свою очередь привёл к следующей стадии контрурбанизации, когда недовольные перенаселённостью пригорода уезжают ещё дальше... Однако российская специфика субурбанизации заключается в том, что в пригороде вместо малоэтажной застройки формируется, напротив, пояс этих самых «человейников». Переезжают в них не только и не столько уставшие горожане, сколько люди со всей страны, привлечённые, как и сто лет назад, крупнейшим городом, но не имеющие возможности в нём поселиться из-за его дороговизны. Решение этой проблемы — всё та же работа по стимулированию укоренённости населения, улучшению качества городской среды повсеместно, в том числе и в пригородах (тут, видимо, уже пора говорить об ограничениях этажности), и в городе, и в регионах, из которых населения стремится в Москву и крупнейшие города. А работа с укоренённостью — это всегда формирование уникальности места, работа с местными сообществами и стимулирование их локальных идентичностей».

Грозовская утверждает, что современные микрорайоны довольно часто паразитируют на существующей в них инфраструктуре, которая в результате активно изнашивается и приходит в негодность.

«Современные микрорайоны чаще паразитируют на существовавшей до них инфраструктуре (школы, инженерные сети, дороги), поэтому ее качество страдает. Зачастую они строятся на окраинах города и плохо интегрированы в него. Они выполняют функцию спальных районов, из которых каждый день нужно выбираться «в город» («в центр»). В повседневной жизни человек нуждается не только в «жилой ячейке», но и в других пространствах за ее пределами, которые позволяют взаимодействовать с соседями, участвовать в жизни района и двора, проводить время на свежем воздухе, иметь доступ к сервисам и социальной инфраструктуре. Когда в доме большое количество жителей, соседи не выстраивают между собой горизонтальные связи, они не мотивированы совместно управлять общим имуществом (подъездом, домом, двором) и обустраивать пространство вокруг себя. В крупных городах в России практически нет альтернативных микрорайонам форматов жилья», — говорит архитектор.

По мнению Ивана Митина, для решения проблемы токсичной среды жизни в многоэтажном жилье необходимо создание целостной городской среды, которая стала бы максимально комфортной для каждого жителя микрорайона. Важную роль в этой среде играет и уникальность возводимых архитектурных сооружений:

«Самое простое направление работы здесь — создание комфортной городской среды. Это то, чем занимаются, например, в Москве. Во многом новые жилые кварталы уже следуют сложившемуся стандарту, в котором есть и дворы без машин, и разноцветные фасады разноэтажных зданий, и общественные пространства с пешеходными зонами. Всё это, разумеется, способствует снижению негативных эффектов «человейников». Нужно не просто создавать более комфортные, чем сегодня, жилые районы, нужно делать их уникальными, отличающимися один от другого. Нужно показать людям, чем уникален их район, дать им основания для формирования местного патриотизма, локальной идентичности — тогда формирующиеся вокруг общих ценностей сплочённые сообщества сами начнут обустраивать свой район, любить его, продвигать и делать ещё более уникальным, ценным, а значит родным», — резюмировал урбанист.

Снежана Грозовская напомнила, что сегодня активно реализуются программы, нацеленные на всестороннее развитие территорий и внушающие оптимизм экспертному сообществу.

«Панельные советские здания постепенно устаревают. Власти реализуют программы комплексного развития территорий – сносят такие здания и возводят на их месте новые микрорайоны с более высокой плотностью и этажностью. В Европе давно отказались от сноса панельной массовой застройки, так как строить вместо нее новое жилье слишком дорого. Возрождая такие районы, власти разрабатывают долгосрочные планы комплексной работы с территориями и ремонта зданий. Их собственники участвуют в разработке и реализации планов по модернизации домов. Способы преобразования территорий активно обсуждаются с жителями. Власти финансово поддерживают модернизацию (например, субсидируют кредиты), — заключила эксперт.

Теги: Россия | жилье | урбанист | Многоэтажки |

Социальные сети