Сетевое издание

Я ищу ...

Нужно ли опасаться открытого конфликта между Ираном и Азербайджаном и втягивания в него России?

Нужно ли опасаться открытого конфликта между Ираном и Азербайджаном и втягивания в него России?
Фото: коллаж «Нос»

31 Января 2023 13:48:29

5039

Сегодня МИД Азербайджана призвал граждан не посещать Иран без крайней необходимости из-за нестабильной обстановки в этой стране, а при нахождении в Иране соблюдать осторожность

Предостережение было выпущено спустя несколько дней после вооружённого нападения на азербайджанское посольство в Тегеране, в результате которого погиб начальник службы охраны дипмиссии. Трагический инцидент спровоцировал новый виток напряжённости в отношениях между странами. Иранские власти заверили, что нападавший совершил преступление по личным мотивам, он якобы пытался разыскать свою жену, гражданку Азербайджана, не выходившую с ним на связь.

Президент и министр иностранных дел Ирана осудили нападение и выразили надежду, что оно не нанесёт ущерба двусторонним отношениям. Однако ухудшения избежать вряд ли удастся. По крайней мере, азербайджанская сторона отреагировала крайне жёстко. В Баку назвали произошедшее терактом, ставшим следствием антиазербайджанской кампании в Иране, а иранские власти обвинили в нарушении Венской конвенции о дипломатических сношениях, обязывающей принимающую сторону обеспечивать безопасность диппредставительств иностранных государств.

В МИД Азербайджана заявили, что пока неизвестно, будут ли высылать иранских дипломатов, но посольство Азербайджана в Тегеране уже готовится к эвакуации. Местная пресса пишет о возможной провокации, которая могла быть организована иранскими спецслужбами.

Ирано-азербайджанская напряжённость, которую порой не получается скрывать за формулировками о добрососедстве, стала особенно заметной после победы Азербайджана во второй карабахской войне 2020 года и заключения в следующем году Шушинской декларации о союзе с Турцией. Противостояние вышло в публичную плоскость, когда азербайджанцы начали задерживать иранские грузовики с топливом, следовавшие в оставшуюся под контролем армян часть Карабаха. Тогда Иран ответил возмущёнными заявлениями о попрании суверенных прав Тегерана на торговлю с кем угодно и, что ещё более важно, стягиванием иранских войск к границе. Военный эксперт Юрий Лямин тогда обратил внимание, что стянутых к границе сил было достаточно далеко не только для стандартных учений.

Эксперты предполагали, что Тегеран остался очень недоволен итогами войны в Карабахе и новой расстановкой сил в регионе.

Эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай» Фархад Ибрагимов объяснял, что для Ирана одна из главных задач – не допустить усиления Турции и её влияния в регионе. Но именно это и произошло – Турция стала ключевым бенефициаром азербайджанского успеха и получила простор для своей военной деятельности в Закавказье, в том числе военное присутствие на Каспии, который Иран считает зоной своих интересов.

Кроме того, как отмечает азербайджанский политолог Ильгар Велизаде, Тегеран не может радовать явное сближение Азербайджана и Израиля – главного экзистенциального врага иранского режима. А это сближение стало особенно заметным именно во время и после второй карабахской войны, когда достоянием гласности стала военно-техническая помощь Израиля Азербайджану. Между тем, Турция в последнее время также пошла на значимое сближение с Израилем, что создаёт для Ирана очень неприятную и опасную ситуацию. К концу 2022 года было принято решение о полном восстановлении турецко-израильских дипотношений, прерванных в 2010 году из-за конфликта в Палестине.

Эксперт Российского совета по международным делам Дмитрий Марьясис указал, что Турция заинтересована в иностранных, в том числе израильских инвестициях в свою экономику, переживающую кризис, а также намерена диверсифицировать поставки газа за счёт израильских месторождений. Таким образом, Израиль становится ещё и прямым конкурентом Ирана на крупном турецком газовом рынке.

Возможно, через эскалацию отношений с Азербайджаном, в которой Иран обвиняют в Баку, иранцы пытаются держать в напряжении и Турцию и противодействовать её растущему влиянию. Но действительно ли Иран провоцирует эту эскалацию?

Анализ последних событий показывает, что эскалационные действия наблюдаются с обеих сторон. Стягивание иранских войск к границе с Азербайджаном полтора года назад – не единственное тому подтверждение. Аналитики отмечают, что в последнее время растёт число антиазербайджанских публикаций в иранской прессе, что в жёстко авторитарном государстве не может происходить без ведома и одобрения властей. Этнических азербайджанцев, составляющих большинство населения на севере Ирана, власти обвиняют в склонности к сепаратизму, а Баку – в поддержке этого движения. Обеспокоенность «азербайджанской угрозой» высказывалась даже на высшем уровне. Духовный лидер и формально первое лицо в государстве, аятолла Али Хаменеи заявлял, что Иран обеспокоен стремлением Азербайджана проложить дорогу, известную как Зангезурский коридор, к своему анклаву в Нахичевани. Эта дорога, которая должна пройти по территории Армении вдоль иранской границы, якобы может помешать ирано-армянской торговле, затрагивает чувствительные интересы Ирана и вызовет ответные действия. Какие именно, Хаменеи уточнять не стал, но скрытую угрозу в этих словах можно рассмотреть довольно легко.

Политолог Мика Бадалян предполагает, что при наихудшем для Ирана развитии ситуации Тегеран может даже пойти на попытку аннексии Нахичевани. Однако для этого шага, который скорее всего приведёт к вооружённому противостоянию с Азербайджаном, а скорее всего и с союзной Турцией, у Тегерана должны быть крайне веские основания. Таковыми могли бы стать реальные доказательства поддержки официальным Баку азербайджанского сепаратизма на севере Ирана. Но пока таковых представлено не было, да и каких-то значимых действий местного населения для отделения от Ирана тоже нет. Правда, азербайджанцы стали одной из основных движущих сил антиправительственных протестов, сотрясающих Иран с сентября, и дополнительной «головной болью» для режима наряду с другими нацменьшинствами, курдами и белуджи. Но внутренние протесты отнюдь не одно и тоже, что попытка нарушения территориальной целостности с вмешательством иностранного государства. Поэтому на данный момент повода для горячего вооружённого конфликта вроде бы не просматривается.

Впрочем, и напряжённость сохраняется на высоком уровне. Она лишь усилилась после недавних атак неизвестных БПЛА на иранские военные и промышленные объекты. Неизвестным остаётся не только ущерб от атаки, но даже количество атакованных объектов. Власти подтвердили лишь нападение на завод в Исфахане, которое, по официальным данным, было успешно отбито системами ПВО. Однако очевидцы и различные неофициальные источники сообщали о якобы взрывах и пожарах и в других местах, которые теоретически также могут быть результатом атак беспилотников или действий диверсантов. Так, одно из подозрительных ЧП в это же время произошло на заводе моторных масел в городе Азершехр, провинция Восточный Азербайджан. Между тем, военные аналитики ранее уже предполагали, что сотрудничество Азербайджана с Израилем может быть выгодно обеим сторонам. Профильный оборонный журнал Breaking Defense предполагал, что обратной стороной военно-технического сотрудничества двух стран может быть размещения израильских датчиков слежения на территории Азербайджана и предоставление территории или воздушного пространства республики для экстренных израильских операций. Если предположить, что иранская ядерная программа вошла в завершающую стадию, а Израиль решил любыми средствами ей воспрепятствовать, такой экстренный момент вполне мог наступить. Учитывая высочайший уровень секретности многих событий, происходящих на Ближнем Востоке, о развитии ситуации прямо сейчас можно судить лишь на основании немногих открытых данных. Однако полностью исключать возможности азербайджано-иранского вооружённого конфликта, видимо, нельзя. Как обратили внимание журналисты, эвакуация посольства является очень тревожным сигналом. А Баку всё-таки принял решение своих дипломатов из Тегерана вывезти.

Что в этой ситуации делать России?

Как принято говорить в таких случаях, не поддаваться на провокации. Конечно, Россия могла бы оказать Ирану помощь более современными системами вооружений, включая ПВО. На такую возможность указал политолог Юрий Баранчик. Но он сделал своё предположение в контексте возможности прямой конфронтации Ирана и США. А если речь пойдёт о столкновении регионального уровня, РФ оказывается перед куда более сложным выбором. Аналитики отмечают, что и Иран, и Азербайджан являются важнейшими партнёрами России. Об экономическом и военно-техническом сотрудничестве России и Ирана не стоит даже лишний раз напоминать. Азербайджан также важен для Москвы и как торговый партнёр, и как часть транспортного коридора «север-юг», по которому товары могли бы беспрепятственно циркулировать от Индии до России, и как обязательный участник урегулирования карабахского конфликта, в котором РФ взяла на себя миссию ключевого посредника. Россией в этой роли и так довольны не все, а выступление на стороне прямого противника Азербайджана полностью подорвало бы усилия Москвы в этой сфере. И тогда, с большой вероятностью, Баку, уже ни на что не оглядываясь, мог бы завершить взятие под контроль всей территории Карабаха.

Иными словами, России в любом случае необходимо всеми силами сохранять нейтралитет и избегать отталкивать от себя кого-либо из партнёров в Закавказье и на Ближнем Востоке. И надеяться, что вооружённого столкновения не произойдёт, потому что подобное развитие событий сейчас абсолютно не в интересах России.

Автор: Алексей Черников

Теги: Россия | Иран | Азербайджан |

Социальные сети