Сетевое издание

Я ищу ...

Принятие неизбежного. Чем обусловлен разворот Сербии на запад и есть ли в нём реальный вред для России?

Принятие неизбежного. Чем обусловлен разворот Сербии на запад и есть ли в нём реальный вред для России?
Фото: из открытых источников

5 Апреля 2023 19:17:47

3583

С 16 по 30 июня в Сербии пройдут совместные военные манёвры сербской армии с военнослужащими США и их европейскими партнёрами по НАТО. О таком решении ещё в конце марта сообщил советник Госдепартамента США Дерек Шолле, поблагодаривший президента Сербии Александра Вучича за возобновление сотрудничества

Накануне вечером информацию об учениях подтвердили в Минобороны балканской республики. Учения под кодовым названием «Платиновый волк» пройдут на территории Сербии, будут иметь оборонительный характер и ставят своей целью поддержание готовности сербской армии к взаимодействию с партнёрами в рамках многонациональных операций.

В этой новости характерны два момента. Во-первых, учения «Платиновый волк» стали исключением из решения Белграда прекратить участие в многосторонних военных манёврах с участием иностранных государств и блоков, принятого в прошлом году после начала СВО в Украине. А во-вторых, в плане военного сотрудничества с Россией, в отличие от НАТО, для которого сербские власти сделали такое исключение, у Сербии ничего не изменилось. Ещё осенью 2020 году из-за внешнего политического давления со стороны Евросоюза Белград отказался участвовать в совместных учениях с Россией и Беларусью. Тогда сербский доброволец ДНР Деян Берич обращал внимание на то, что такой шаг порождает большие сомнения в нейтральности Сербии, и вспоминал слова премьер-министра Сербии Аны Брнабич, которая в одном из интервью заявила, что, если встанет выбор между Россией и Евросоюзом, Сербия всегда выберет Евросоюз.

Складывается впечатление, что до сих пор такой выбор перед Сербией по-настоящему никто не ставил. В течение всего прошлого года шли разговоры о том, что Запад якобы оказывает давление на Сербию с целью её присоединения к антироссийским санкциям. Впрочем, участие Белграда в геополитическом противостоянии, по сути, ограничивалось голосованием за резолюции генассамблеи ООН, осуждающие Россию, но фактически ни к чему не обязывающие их подписантов. Однако весь прошлый год президент Вучич рассказывал о том, какое небывалое давление оказывает на него Запад, и конкретно Евросоюз, чтобы принудить к введению санкций против РФ. Аналогичную риторику сербский президент использовал, объясняя согражданам, почему он согласился на европейский план урегулирования отношений с Косово. Что его вообще ни о чём не спрашивали и грозили всевозможными негативными последствиями, если он откажется подписать документ. Такая риторика может быть связана со стремлением убедить сербское общество в том, что если Вучич и принимает какие-то непопулярные среди сербов решения, то делает это вынужденно, когда других вариантов не остаётся. Между тем, и санкции против РФ, и примирение с Косово на правах двух отдельных субъектов международного права не пользуются поддержкой большинства населения. Согласно соцопросам, 65% сербов считают Россию искренним союзником, а НАТО считают врагом 69%. При этом стремление вступить в Евросоюз разделяет примерно половина опрошенных, но этот показатель колеблется то в меньшую, то в большую сторону. Учитывая, что 2022 год в Сербии был годом президентских и парламентских выборов, понятно желание Вучича всячески показывать, что он действует исключительно в интересах страны и сограждан, несмотря на якобы беспрецедентное внешнее давление. Политолог Максим Саморуков также считает, что Вучич, подчёркивая силу давления Запада на Сербию, пытается убедить и Москву в том, что он до последнего не хотел предпринимать против России каких-либо шагов, пока для этого была хоть малейшая возможность. Тем самым он, вероятно, пытается не потерять окончательно политическую поддержку Кремля.

Сегодня кажется, что Белград уже прошёл стадию торга и жонглирования выразительной риторикой и подошёл к моменту реального выбора. В середине марта министр экономики Сербии Раде Баста призвал ввести антироссийские санкции, поскольку за их отсутствие страна платит «высокую цену», а конца конфликту России и Украины министр не видит. К слову, Сербия ранее уже присоединилась к европейским санкциям против Беларуси, а по поводу России Вучич заявлял, что его страна не будет участвовать в схемах обхода ограничений и помогать реэкспорту подсанкционных товаров в РФ. Таким образом, Белграду осталось сделать не так уж много – подтвердить своё присоединение к антироссийским санкциям формально. Научный сотрудник Университета Северной Каролины Димитар Бечев считает, что это вскоре произойдёт, однако решение о санкциях, ссылаясь на положения конституции, Вучич скорее всего отдаст на откуп премьер-министру и главе МИД, чтобы не брать на себя личную ответственность в столь щекотливой ситуации.

Доцент РГГУ, политолог Вадим Трухачев согласен с тем, что Сербии, вероятнее всего, придётся присоединиться к политике Евросоюза на российском направлении. Ведь именно от ЕС фактически зависит вся сербская экономика. На членов Евросоюза приходится больше половины товарооборота и иностранных инвестиций, а около полутора миллионов сербов работают в европейских странах. Россия не входит в топ-3 торговых партнёров Сербии, а около половины объёма взаимной торговли приходится на энергоносители – нефть и природный газ. Белград уже начал поиски альтернативных поставщиков углеводородов, тем самым нивелируя ущерб от возможного сворачивания экономических связей с Россией. Учитывая, что перейти на других поставщиков нефти и газа удается огромному рынку Евросоюза, сравнительно небольшой Сербии также наверняка удастся найти замену российским энергоносителям.

Однако небольшой объём сербского рынка оказывается позитивным для обеих сторон. Россия в деньгах тоже потеряет совсем немного, если даже перестанет поставлять сырьё в Сербию. Эта страна в силу своего географического положения и позиции руководства не стала важным каналом параллельного импорта в Россию различных санкционных товаров, как, например, Казахстан, Армения, Турция или Китай. Даже все обсуждения возможной реакции Москвы на присоединение Сербии к санкциям сводятся к энергетической сфере. Эксперты расходятся в оценках того, прекратит ли Россия поставки нефти и газа или продолжит это сотрудничество на прежних условиях. Но здесь важно то, что других отраслей экономики, в которых двустороннее сотрудничество было бы критически важно для России и Сербии, фактически нет. А значит и потерь в случае разрыва будет немного. Максим Саморуков отмечает, что во многом отношения РФ и Сербии основаны на союзнической риторике, а от неё Москва вряд ли совсем откажется даже в случае введения санкций. Ведь Сербия остаётся последней страной на Балканах, пока не ставшей членом НАТО и не находящейся на пути к вступлению в блок, и российской стороне невыгодно ссориться с Белградом, чтобы окончательно не лишиться своего присутствия в регионе.

Специалист в области безопасности и мировой геополитики Владимир Васильев напоминает, что при выборе иной линии поведения Сербия имела все шансы столкнуться с полноценной воздушной и наземной блокадой, как экономической, так и дипломатической. Первым примером такой тактики стран-соседей стал недопуск в Белград самолёта российского главы МИД Сергея Лаврова, который собирался прибыть в Сербию с государственным визитом. Масштабировать эту практику на любую другую сферу жизни Сербии было бы технически несложно. Поэтому Сербия, по возможности сохраняя контакты с Москвой, всё же выбрала путь сближения с Евросоюзом. И всем участникам этой ситуации, в том числе несогласной части сербского общества и самой России, судя по всему, придётся принять любое решение президента страны.

Автор: Алексей Черников

Теги: политика | Сербия | разворот |

Социальные сети