Сетевое издание

Я ищу ...

Процесс пошёл. Чем грозит обеим сторонам стартовавшая конфискация российских активов на Западе

Процесс пошёл. Чем грозит обеим сторонам стартовавшая конфискация российских активов на Западе
Фото: Нос

25 Июня 2022 18:53:53

3062

Сенат Канады (верхняя палата парламента) сегодня подавляющим большинством голосов одобрил конфискацию и последующую продажу, в интересах государства, замороженных активов российских предпринимателей, попавших под санкции

Такая же судьба может ждать и российскую госсобственность, однако именно решение в отношении частных лиц можно считать наиболее важным, с точки зрения правовых принципов. С инициативой о конфискации подсанкционных активов ранее выступил премьер-министр Канады Джастин Трюдо. Он говорил, что изъятые средства могут пойти, в том числе на восстановление разрушенной на Украине инфраструктуры.

Хотя новый закон ещё должен формально утвердить генерал-губернатор, назначаемый британской королевой, в его принятии уже де-факто можно не сомневаться. Канадская норма о конфискации стала первым подобным законом среди крупных западных стран, который может ускорить принятие аналогичных документов в США и странах ЕС. Канадская полиция оценила замороженные активы, которые вскоре уже могут быть окончательно изъяты, в 328 млн долларов.

Ранее на аналогичный шаг пошла лишь Украина. СБУ сообщала о конфискации активов российских предприятий на $1 млн. Однако это решение украинских властей вряд ли можно было рассматривать как начало большого международного процесса.

С Канадой же ситуация иная. Эта страна – член НАТО и G7, одна из крупнейших экономик мира и ближайший союзник США, что придаёт её решениям больший международно-политический вес. Посол РФ в Оттаве Олег Степанов ранее называл такую практику совершенно незаконной и отмечал, что российские дипломаты предпринимают все усилия для разблокировки замороженных активов.

Тем временем, канадские власти и сами призывают другие страны последовать их примеру. Работа над этим в США и Евросоюзе уже идёт, хотя там власти пока находятся в затруднительном положении и не могут прийти к согласию о юридических основаниях для конфискации. Везде для такого беспрецедентного шага приходится разрабатывать дополнительное законодательство, что весьма непросто, учитывая демократический характер режимов в этих странах, принципы незыблемости частной собственности и верховенства права.

В США соответствующие нормы уже разрабатываются. Конгресс предоставил президенту полномочия для выработки механизма, при помощи которого может происходить конфискация замороженных активов россиян, российских юрлиц и государства. При этом в американском варианте содержится немало ограничений. В частности, конфискованные средства могут пойти лишь на строго конкретные цели: гуманитарную или военную помощь Украине, а также помощь беженцам из этой страны. Также под изъятие могут попасть активы, стоимостью свыше 5 млн долларов. Однако эта процедура в США пока не вступила в силу.

Ещё более сложная ситуация в Евросоюзе. Там процесс идёт очень медленно из-за того, что в ЕС входят 27 суверенных стран со своими национальными законодательствами, и отношение к идее конфискации подсанкционных активов в пользу Украины или на другие цели у всех разное. Однако, и в ЕС эти обсуждения становятся всё более предметными. Еврокомиссия же предлагает взглянуть на проблему шире.

Тем не менее, остаётся немало принципиальных возражений. Министр финансов Германии Кристиан Линднер указывал, что европейская правовая система и принцип охраны собственности не позволяют просто отбирать чьё-то имущество. Как именно Брюссель будет выкручиваться из юридической коллизии, пока неясно. Некоторые эксперты уверены, что ЕС вообще на конфискацию не пойдёт, опасаясь последствий для своей финансовой системы.

«Конфискация, то есть обращение этих активов в государственную собственность, приведет к тому, что рухнет один из столпов, на которых веками развивалась европейская правовая и экономическая система, — неприкосновенность частной собственности. Идти на такой шаг — равносильно тому, чтобы копать самим себе яму, с точки зрения привлекательности своих стран для инвестиций», — говорил юрист-международник Дмитрий Романенко. Но как показал сегодняшний канадский прецедент, в западных странах всё-таки решили создавать новые нормативные механизмы, чтобы вопрос с российскими деньгами и имуществом решить в свою пользу.

Реакция официальных лиц РФ однозначна: практика конфискаций абсолютно незаконна, а Россия соразмерно ответит на эти действия. Вполне вероятно, что на изъятие активов российских граждан и государства Москва отреагирует зеркально.

Доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин ранее отмечал, что отбирать у западных партнёров в российской юрисдикции особенно нечего. Американских и европейских активов в РФ на порядки меньше, чем российских – на Западе. Помимо $300 млрд замороженных золотовалютных резервов ЦБ там находятся, пока не поддающиеся точному подсчёту, объёмы банковских счетов, недвижимости и иной собственности обеспеченных россиян.

А вот ущерб для Запада просчитать сложнее, хотя он тоже, наверняка, будет. Последствия могут выразиться в репутационных рисках и недополученных инвестициях. Но каждая сторона получит возможность трактовать серьёзность урона в выгодном для себя свете.

Политолог Олег Матвейчев заявлял, что конфискация российских активов станет сигналом для госорганов и предпринимателей Китая, Индии и арабских стран о небезопасности финансовых взаимоотношений с Западом. По его словам, они могут стать следующими и лишиться своей собственности по похожей схеме.

Однако значение финансовой войны РФ и западных стран для остального мира не стоит преувеличивать. Конечно, конфискация станет не очень позитивным прецедентом и может быть воспринята как нарушение общепринятых правовых принципов. Действительно, принятие специальных законов ради конфискации российских активов является уступкой политической целесообразности и не согласуется с безусловным верховенством права. Но, помимо этого, можно наблюдать, с каким трудом эти инициативы проходят через властные инстанции США, Канады или ЕС. Они становятся предметом острых дебатов и в изначальном виде принимаются не везде. В Пекине или Дели наверняка понимают, что, если они не будут ввязываться в столь же жёсткое противостояние с Западом, никто их деньги отбирать не станет, поскольку такие шаги могут реально подорвать стабильность мировых торгово-экономических отношений.

Тот же американский закон содержит в себе множество ограничений — у кого, при каких обстоятельствах и на какие цели можно изымать активы. Временные рамки у этого закона тоже есть, он будет действовать в течение двух лет либо до окончания происходящего на Украине. Такие нормы имеют все шансы остаться одноразовыми, если западные политики не будут чрезмерно увлекаться конфискационными играми. И пока, судя по осторожным заявлениям европейских и американских чиновников, перебарщивать они не намерены.

New York Times уже писала о том, что вопрос об изъятии активов ЦБ РФ вызывает опасение у властей США, поскольку может подорвать статус страны как надёжного инвестиционного партнёра. Не исключено, что западные правительства осознают риски и, судя по всему, как раз заняты поиском оптимального варианта. И, как можно понять, из решения парламента Канады, за которым наверняка последуют аналогичные законы других стран, лишение России, по крайней мере, части её зарубежных накоплений в этот оптимальный вариант вполне укладывается.

Автор: Алексей Черников

Теги: Россия | активы | конфискация |

Социальные сети