Сетевое издание

Я ищу ...

Реальное беспокойство или инструмент контроля. Почему Москва остро заинтересовалась судьбой русскоязычных в Казахстане?

Реальное беспокойство или инструмент контроля. Почему Москва остро заинтересовалась судьбой русскоязычных в Казахстане?
Фото: Нос

12 Января 2022 18:02:51

5127

На фоне беспорядков и введения миротворческого контингента в Казахстан в российском медийном пространстве, в том числе из уст политиков и депутатов, всё чаще звучат тезисы о некой угрозе, нависшей над жителями Казахстана русского происхождения. Более того, на официальном уровне высказываются претензии к составу нового правительства, назначенного президентом Токаевым после подавления протестов

В частности, руководитель Россотрудничества, федерального агентства по делам соотечественников, проживающих за рубежом, и международного гуманитарного сотрудничества, Евгений Примаков публично и крайне нелестно высказался о новоназначенном министре информации Казахстане Аскаре Умарове. Он в соцсетях заявил, что возглавляемое им ведомство прекращает взаимодействие с министерством информации из-за личности нового министра. «Видимо, назначение господина Умарова — пример того, на какие тяжелейшие сознательные компромиссы приходится идти господину президенту [Казахстана Касым-Жомарту Токаеву]. Верю в то, что подобные наверняка тщательно продуманные и запланированные компромиссы не смогут разрушить вековую братскую дружбу между нашими народами, особенно если господин Умаров публично откажется от своих нацистских и шовинистических взглядов на русских в Казахстане», — написал господин Примаков.

Назвать чиновника высокого ранга суверенного государства лицом нацистских взглядов – заявление, вполне достойное ноты протеста от казахстанского МИДа. Пока такого протеста, насколько известно, не последовало, однако реакция представителей российской власти выглядит весьма красноречивой. В Москве после того, как Токаев едва не лишился власти из-за волнений в стране, а Россия стремительно пришла ему на помощь своими войсками, явно ожидали другого результата. Сейчас, как представляется, ситуация развивается не совсем по российскому сценарию.

Начнём с главного – положения контингента ОДКБ в Казахстане. На саммите организации 10 января президент РФ Владимир Путин обещал, что миротворцы пробудут в стране столько, сколько потребуется. Но вряд ли он имел в виду, что речь идёт лишь об одной неделе. К 6 января началась переброска военных в Казахстан, а уже 11 января Токаев объявляет, что основная миссия ОДКБ успешно завершилась, и вывод миротворцев займёт максимум 10 дней. С дипломатического языка на обычный это можно перевести так: всем спасибо, все свободны, в ваших услугах более не нуждаемся. Переброска десантников со штатной техникой – удовольствие недешёвое, и слетать на неделю в Алма-Ату, чтобы посторожить какой-нибудь арсенал казахской армии или правительственное здание – это вряд ли то, на что рассчитывало российское военное и политическое руководство. Интересно также, что это заявление Токаев сделал перед депутатами Мажилиса, нижней палаты казахского парламента. Во время самих протестов об этом органе, казалось, все забыли, но теперь народные избранники возвращаются к активной работе. Обращение за помощью в ОДКБ изначально выглядело как крайняя мера со стороны казахских властей для быстрого взятия ситуации под контроль. Однако последствия этого решения могли быть самыми негативными.

Как отмечали центральноазиатские СМИ, в Казахстане ввод иностранных войск был воспринят неоднозначно. Председатель Экологической партии Казахстана Азаматхан Амиртай назвал ввод сил ОДКБ унижением для казахов. И вот, поняв, что он сам уже контролирует ситуацию в стране, Токаев поспешил отправить зарубежных союзников домой, чтобы как раз не накалять националистические настроения среди казахов.

Между тем, по свидетельству русских казахстанцев, в нынешних протестах этнической или националистической составляющей не было вовсе. Русскоязычная жительница Алма-Аты в разгар беспорядков свидетельствовала, что антирусской риторики или агрессии по этническому признаку не наблюдалось. «Это казахи, они протестуют против высоких цен, здесь нет никаких лозунгов против русских. Но русских среди них также нет. Слова, что они выступают против русских или за то, чтобы запретить русский язык, — это бред. Никто такого не требовал. Все их требования социальные: снизьте цены, верните пенсионный возраст, поднимите зарплату. Никакой агрессии к русским», — рассказала собеседница Znak.com.

Но в российских властных кругах всё равно видят угрозу для русских в Казахстане. Депутат Госдумы, первый зампред комитета по международным делам Алексей Чепа уверял, что ещё с 2014 года называться русским в Казахстане якобы стало опасно, а в последние дни отношение к русским ещё более ухудшилось. «Сейчас, особенно после известных событий 2014 года называться русским, вести русский бизнес в стране просто стало опасно», -— заявил парламентарий.

Претензии к постсоветским странам по поводу «неправильного» отношения к русским появляются регулярно. Общеизвестно, что после начала Евромайдана и последующих событий в Украине Россия также обеспокоилась положением русскоязычных жителей этой страны. Тогда, в 2014 году, Владимир Путин даже получал разрешение Совета Федерации на ввод войск в Украину для защиты соотечественников. В последующие годы президент также неоднократно комментировал различные действия украинских властей с точки зрения угрозы для русскоязычного населения. Даже в белорусских протестах против правления Лукашенко некоторые российские провластные эксперты обнаружили националистический след.

Одним словом, нынешние претензии к Казахстану не новы, однако они явно порождают беспокойство самих властей республики. После ввода сил ОДКБ много говорилось о том, что теперь Казахстан, вероятно, попадёт в более глубокую зависимость от Москвы, по крайней мере, во внешнеполитических вопросах. Но Токаев многовекторность без боя сдавать не намерен. По крайней мере, Запад казахские власти в скрытой поддержке протестов не обвиняли, а контакты с ЕС и США не стали менее активными. В самом начале насильственных событий министр иностранных дел республики пояснял позицию властей по необходимости силового подавления протестов в разговоре с представителями Госдепартамента США. Позже Токаев обсуждал ситуацию с главой Европейского совета Шарлем Мишелем. Президент Казахстана не раскрыл подробностей беседы, но назвал её продуктивной. И, наконец, США быстро и очень позитивно отреагировали на решение Токаева вывести войска ОДКБ из Казахстана. Пресс-секретарь Госдепартамента Нед Прайс поприветствовал решение Токаева и призвал миротворцев ОДКБ оперативно покинуть страну. Очевидно, взгляды Вашингтона и Нур-Султана на эту тему сходятся. Характерно, что за день до неожиданного заявления Токаева об окончании миссии ОДКБ глава европейской дипломатии Жозеп Боррель выразил опасение, что российские войска в Казахстане могут задержаться. «Опыт говорит о том, что, когда русские приходят, им сложно уйти», — сказал Боррель, имея в виду российскую армию. Судя по действиям Токаева, он подумал о том же и предпочёл перестраховаться, поблагодарив, вполне искренне, Москву за поддержку и дав понять, что дальше справится сам.

Таким образом, если влияние России на политику Казахстана и усилилось, то не настолько, как ожидалось в начале миссии ОДКБ. Поэтому беспокойство о положении русских в республике и претензии к националистическим воззрениям некоторых членов казахстанского правительство выглядят как попытка найти ещё один рычаг влияния на политику центральноазиатского государства. Многие СМИ акцентируют внимание на том, что в составе нового правительства Казахстана всего двое русских по национальности. Доля русского населения республики по примерным подсчётам составляет менее 20%, и не совсем понятно, сколько русских должно быть в правительстве, чтобы российская сторона была удовлетворена. Вот и глава КПРФ Геннадий Зюганов уличил Казахстан в русофобии. «Эта абсолютная русофобская политика крайне опасна. Весь Северный Казахстан отстроен во многом русскими, которые и города создавали, и промышленные объекты, все строили, обустраивали», — сказал лидер компартии, напомнив, что за 30 лет из Казахстана уехали около 3 млн русских.

Риторика о северном Казахстане вообще очень нервирует местные власти, и неслучайно. Ещё в 2020 году два депутата ГД от «Единой России» Вячеслав Никонов и Евгений Фёдоров назвали северные области Казахстана подарком от России, а последний призвал чуть ли не забрать их обратно. В эти дни ещё один парламентарий Султан Хамзаев предложил провести референдум о присоединении всего Казахстана к России.

Казахские власти сейчас ведут себя максимально сдержанно. Во-первых, там действительно не наблюдается потенциала к развитию агрессивного национализма, и русский язык по-прежнему в ходу. Во-вторых, Токаев не собирается отказываться от союза с Москвой. Единственное, что он по возможности может постараться сделать — это сохранить определённую дистанцию и хотя бы условные внешнеполитические противовесы с помощью умеренных контактов с Западом и с Китаем. А дальше всё будет зависеть от того, проявит ли Россия ответную сдержанность и дальновидность, не оказывая на Нур-Султан чрезмерного давления. Это стало бы оптимальным вариантом, который позволит сохранить нынешние дружественные и даже доверительные отношение с центральноазиатским соседом.

Ставший причиной очередного скандала министр Умаров опроверг свои русофобские взгляды, заметив, что ценит союзнические отношения с Россией и изъявив готовность и дальше сотрудничать с российскими и другими партнёрами.

Автор: Алексей Черников

Теги: Россия | Казахстан | Россотрудничество | русскоязычные |

Социальные сети