Сетевое издание

Я ищу ...

Можно ли считать увеличение доли валюты «дружественных» стран благом для российской экономики?

Можно ли считать увеличение доли валюты «дружественных» стран благом для российской экономики?
Фото: Нос

17 Ноября 2022 22:50:55

3050

Доля иностранной валюты «недружественных» стран в российских биржевых торгах продолжает снижаться. Такие данные содержатся в октябрьском обзоре рисков финансовых рынков от Центробанка

По сведениям Банка России, доля валют т.н. «дружественных» стран превысила треть от всего объёма иностранных валют и составила 31%, тогда как в сентябре этот показатель был на уровне 27%. Наибольшие абсолютные показатели и динамику роста продемонстрировал юань. Объём торгов китайской валютой в октябре возрос на 22,1%. Доллар США в это же время сократил свою долю с 46% в сентябре до 42% в октябре. В ЦБ отметили, что главную роль в формировании такой тенденции сыграла переориентация экспортёров российских товаров на расчёты в национальных валютах со своими клиентами, которые в основном находятся в Азии. К таким действиям отечественный бизнес вынужден прибегать из-за опасения попасть под удар западных санкций в случае использования доллара или евро. В частности, уход от западных валют был ускорен слухами о возможном попадании в санкционные списки Национального клирингового центра, обеспечивающего проведение биржевых операций между участниками сделок.

Обзор Центробанка за октябрь стал очередным статистическим подтверждением процесса дедолларизации. Однако даже из этого обзора можно сделать вывод, что российские участники торгов отказываются от проведения сделок в западных валютах не потому, что видят в переходе на юань большие выгоды для своего бизнеса, а в первую очередь из-за санкционных рисков, которые фактически не оставляют иного выбора. Помимо угрозы вторичных санкций посредством ограничения использования американской и европейской валют на выбор экспортёров влияют изменения географии поставок. Так, на фоне различных ограничений, эмбарго и ценовых потолков со стороны США и Евросоюза зампред Госсовета КНР Ху Чуньхуа сегодня сообщил о росте закупок у России газа, нефти, угля и древесины китайской стороной. Рост объёма торговли с азиатскими странами, которые также стремятся повышать международную популярность собственных валют, закономерно ведёт к увеличению доли юаня, индийской рупии, турецкой лиры и других денежных единиц в общем объёме операций с иностранными валютами в РФ.

Однако большой вопрос: можно ли считать такие изменения благом для российской экономики. В большинстве случаев при перечислении плюсов перехода к расчётам в юане и других «дружественных» валютах эксперты указывают на уменьшение санкционных рисков и повышение финансовой независимости России. Так, вице-президент аналитической компании «Борселл» Ольга Веретенникова отмечала, что взаиморасчёты российских и китайских компаний в национальных валютах позволят избежать блокировок и задержек платежей, а также снизят зависимость России от доллара и евро. Однако в целом дедолларизация выглядит вынужденной реакцией на санкции, антикризисной мерой, которая, возможно, позволит избежать части потерь от западных санкций, но вряд ли принесёт дополнительные бонусы.

Дело в том, что далеко не всегда понятно, куда потом можно с пользой потратить полученные за российские товары юани или индийские рупии. Экономист Игорь Николаев объясняет, что в торговле с большинством азиатских стран у России наблюдается значительный профицит – по стоимости РФ больше продаёт, чем покупает товаров из этих стран. Это связано с высокой стоимостью и большими объёмами поставок российского сырья, включая энергоносители. К примеру, нефть, природный газ и уголь составляют 70% российского экспорта в Китай. Закупать у Китая на такие же огромные суммы России просто нечего, а часть необходимых товаров Поднебесная сама не стремится продавать в РФ из-за угрозы вторичных санкций. Торговать с кем-то, кроме Индии в индийских рупиях и кроме Китая в юанях вряд ли получится – у этих валют пока нет такого международного влияния и всеобщего доверия, чтобы ими можно было расплачиваться с кем угодно. Директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков отметил, что недаром торговля нефтью в мире ведётся преимущественно в долларах США. За 200 с лишним лет своего неизменного существования эта валюта наработала себе беспрецедентный авторитет и не была подвержена гиперинфляции или чрезмерной волатильности, напомнил эксперт. По его словам, всё активнее торгуя с Китаем и Индией в национальных валютах, российский бизнес рискует остаться с большими объёмами невостребованных рупий и юаней, которые будет невозможно потратить на закупки нужных России товаров, таких как продовольствие, медикаменты или высокотехнологичная продукция.

Есть у дедолларизации и чисто финансовые риски. Николаев напомнил, что валюты вроде турецкой лиры или филиппинского песо в принципе не являются мировыми. Это денежные единицы регионального уровня, подверженные сильным и сложно прогнозируемым колебаниям, что делает операции с такими валютами чреватыми внезапными убытками. Что касается китайского юаня, то здесь основная неопределённость связана с не вполне рыночным характером этой валюты. Курс юаня находится в зависимости от административных решений китайских властей, и компартия КНР может снижать или повышать этот курс, руководствуясь в том числе своими внутриполитическими соображениями. Ещё в 2016 году, когда китайская валюта пережила период значительного падения курса по отношению к доллару США, аналитики высказывали опасения по поводу негативных эффектов для российской экономики. Ведь уже тогда, после первой волны западных санкций, был объявлен курс на дедолларизацию. Однако на тот момент исключительно в национальных валютах расчёт производился лишь за 8% российско-китайского товарооборота, поэтому отечественные экспортёры сравнительно слабо ощутили на себе влияние девальвации юаня.

Сейчас ситуация принципиально иная: зависимость российско-китайской торговли от юаня стараниями обеих сторон выросла в разы. А вот китайская валюта вновь начала падать. Аналитики связывают ослабление юаня и с общим укреплением доллара и с замедлением китайской экономики, которое связано в том числе с печально известной политикой нулевой терпимости к ковиду, которая приводит к регулярным локдаунам и остановке экономической активности в крупнейших промышленных и финансовых центрах КНР. Теперь любое падение китайской валюты будет оборачиваться заметным обесценением выручки российских нефтегазовых и металлургических компаний, получающих юань в качестве платы за свой товар.

Кстати, все прелести дедолларизации уже испытывал на себе Фонд национального благосостояния. Весной прошлого года Минфин отчитался об уменьшении ФНБ на 3,5 млрд рублей в связи с тем, что власти решили изменить структуру фонда, увеличив в нём доли юаня и японской иены, а затем курсы этих валют заметно снизились. Так резервный фонд России недосчитался суммы, эквивалентной 50 млн долларов.

На этом фоне закономерной выглядит стратегия граждан, чьи финансовые решения меньше подвержены политической целесообразности и более консервативны. Всё в том же октябрьском обзоре ЦБ указано, что россияне купили долларов и евро на 79 млрд рублей, юаней – на 2,9 млрд.

В экспертной среде достаточно популярно мнение о том, что вложения физлиц в китайскую валюту в качестве способа сохранить свои сбережения связаны с высокими рисками. Можно предположить, что вряд ли россияне подробно знакомились с аргументами в пользу этой точки зрения. Однако и без этого они проявляют завидную осторожность. Августовский опрос аналитического центра НАФИ показал, что примерно половина россиян «просто слышала» о возможности открывать вклады и банковские счета в юанях. А из тех, кто об этом знает, большинство отнеслись к новым возможностям с большой осторожностью, либо вовсе игнорируя юань как средство для инвестирования, либо, по крайней мере, не вкладывая в эту валюту все свои накопления. Если падение юаня продолжится, именно такая осторожность рядовых граждан окажется более оправданной, чем переход на расчёты в юанях крупнейших российских корпораций, хотя этот переход и оказывается во многом вынужденной мерой. Возможные потери выручки из-за снижения курса юаня, к слову, можно считать ещё одним косвенным результатом санкций, эффекта которых российские компании так стремятся избежать.

Автор: Алексей Черников

Теги: Россия | экономика | валюта | иностранная валюта |

Социальные сети