Сетевое издание

Я ищу ...

Примирение наперегонки. Зачем Иран идёт на нормализацию отношений с арабскими странами?

Примирение наперегонки. Зачем Иран идёт на нормализацию отношений с арабскими странами?
Фото: inosmi.ru/ © AP Photo / Ronald Zak

14 Мая 2023 21:42:34

3325

Процесс нормализации ирано-египетских отношений, длящийся с 2010 года, кажется, близок к логическому завершению

Как сообщили в комитете по нацбезопасности и внешней политике иранского меджлиса, дипломатические отношения между двумя странами вскоре будут восстановлены. Сначала состоится открытие посольств в Каире и Тегеране, а затем должна пройти встреча президентов Ирана Ибрагима Раиси и Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси. Сейчас делегации обоих государств проводят заключительные консультации в Ираке.

О том, что усилия посредников по восстановлению ирано-египетских отношений могут увенчаться успехом, дипломатические источники сообщали ещё месяц назад. Вскоре после появления этих сведений в Багдаде прошли переговоры представителей двух стран при посредничестве премьер-министра Ирака и других руководителей республики. Однако наблюдатели отмечали, что уровень делегаций был невысоким, а стороны прикладывали усилия к тому, чтобы эти консультации раньше времени не стали достоянием общественности, очевидно, опасаясь срыва едва наметившегося прогресса. Отмечалось, что египетские спецслужбы выражали обеспокоенность по поводу связей Ирана с палестинскими группировками, которые «противоречат нацбезопасности» Египта.

Однако теперь скорая нормализация отношений подтверждена на официальном уровне, что может означать устранение всех принципиальных препятствий на этом пути. Учитывая, что Каир и Тегеран разорвали отношения ещё в 1980 году, сразу после исламской революции в Иране, и за прошедшие десятилетия не смогли восстановить контакты, нынешний прогресс стоит признать невероятно быстрым. Возможно, свою роль сыграло общее стремление Каира к углублению сотрудничества на Ближнем Востоке. Как отметил политолог, приглашённый преподаватель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Рами Эль-Кальюби, Египет в последнее время активизировал усилия по налаживанию связей сразу с несколькими странами – Сирией, Турцией и Ираном. Дополнительный импульс этому процессу придало катастрофическое землетрясение, от которого в феврале нынешнего года пострадали Турция и Сирия. В Каире смогли представить свой курс на сближение не как экономически выгодную, а как гуманитарную инициативу, направленную в том числе на помощь в преодолении последствий стихийного бедствия. Активность на турецком направлении пока оказалась подмороженной на время президентских выборов и, очевидно, будет продолжена после того, как в Анкаре подведут их итоги. С Сирией ситуация значительно проще и однозначнее. В процессе восстановления отношений с этой страной правительство ас-Сиси отнюдь не одиноко. После того, как гражданская война в Сирии стала близиться к завершению, а президент Башар Асад смог утвердить свой контроль практически над всей территорией республики, арабский мир решил повторно принять Дамаск в свои ряды. Саудовская Аравия и её соседи по региону Персидского залива инициировали восстановление членство Сирии в Лиге арабских государств, а также принялись заново налаживать дипломатические и торговые контакты с сирийской стороной. После того, как решение о возвращении Сирии в ЛАГ было принято, Асад уже получил приглашение на предстоящий саммит организации. Политика Египта на данном направлении идёт в русле общеарабской стратегии.

Позиция арабских стран по Сирии заставила экспертов заговорить о том, что на Ближнем Востоке возобладал прагматизм и стремление совместно решать вопросы региональной безопасности. И у такого вывода появляется всё больше оснований. Ирано-египетские переговоры о нормализации отношений являются одним из них. Уникальность иранского кейса заключается в том, что правящий режим в мировом сообществе по-прежнему многие считают одной из главных угроз международной безопасности. Причиной таких настроений является в том числе военная ядерная программа, цель которой – создание собственной атомной бомбы. Иран до сих пор находится под жёсткими санкциями, принятыми как на уровне ООН, так и отдельными западными странами. В последние месяцы всё более вероятным казалось проведение Израилем, возможно при поддержке США, силовой операции по уничтожению иранского ядерного потенциала, что могло привести к крупномасштабному конфликту.

И на таком тревожном фоне Тегеран пошёл на довольно неожиданное сближение со своими традиционными соперниками на Ближнем Востоке. В марте завершились закрытые переговоры между Ираном и Саудовской Аравией при посредничестве Китая, Ирака и Омана. По их результатам было объявлено о восстановлении дипотношений между странами и возобновлении действия договора о безопасности, а также двустороннего соглашения о сотрудничестве в торговле, науке и культуре. Дипломатические отношения между Ираном и Саудовской Аравией были разорваны в 2016 году после казни шиитского проповедника Нимра аль-Нимра и последовавших за этим протестов иранцев, разгромивших саудовское посольство в Тегеране. Также саудиты обвиняли иранские спецслужбы в поддержке повстанцев-хуситов, против которых Эр-Рияд выступает в ходе гражданской войны в соседнем Йемене, а также в атаках на свою нефтедобывающую инфраструктуру, из-за которых мировому энергорынку грозила дестабилизация. После того, как договорённость о восстановлении дипотношений была достигнута, стороны не скупились на эмоциональные эпитеты, описывая пользу этого решения и перспективы, которые теперь открываются перед обеими странами и всем регионом.

Перспективы эти действительно могут оказаться весьма позитивными. Обозреватель международной политики Марианна Беленькая отметила, что, прежде всего, может улучшиться общий климат на Ближнем Востоке. Ирано-саудовское потепление открывает возможности для прекращения гражданской войны в Йемене и урегулирования некоторых внутренних противоречий в Сирии и Ливане, которые подогревались извне и в некоторой степени были следствием конфронтации Тегерана и Эр-Рияда. Две эти крупные державы, конечно, не перестанут быть соперниками, но соперничество может носить и более цивилизованный характер, а не переходить во взаимные диверсии и тайные дестабилизирующие операции в сопредельных странах.

Спустя неделю после сенсационных договорённостей с Саудовской Аравией иранская делегация отправилась в ОАЭ обсуждать расширение сотрудничества и с этой страной. Также СМИ отмечают интенсификацию переговоров Ирана и Бахрейна, что в перспективе тоже может привести к восстановлению полноценных отношений. Существует точка зрения, что программой максимум, которую хотел бы реализовать Китай в рамках своих посреднических усилий на Ближнем Востоке, может стать многосторонний саммит с участием Ирана и государств-членов Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива. Цель выглядит весьма амбициозной, и, возможно, Пекину не удастся достичь её до конца 2023 года, но само потепление ирано-арабских отношений уже стало реальностью.

Мотивы Саудовской Аравии и её ближайших партнёров понятны. Им необходимо обеспечить стабильность близ своих границ, а решение этой задачи в значительной степени зависит от Ирана, влияющего через различные шиитские формирования на ситуацию в Йемене, Ираке, Сирии и Ливане. Кроме того, для монархий Персидского залива жизненно важна безопасность торговых коммуникаций, по которым углеводороды поставляются на мировой рынок, и добывающей инфраструктуры. Бывший иранский дипломат Курош Ахмади отметил, что после нормализации ирано-саудовских отношений снижается вероятность атак на нефтяную промышленность и экспортные каналы королевства. К слову, это выгодно и Западу, которому в условиях отказа от российских энергоносителей важно обеспечивать стабильность поставок ближневосточных нефти и газа. Недаром госсекретарь США Энтони Блинкен поприветствовал восстановление дипотношений между Тегераном и Эр-Риядом и подчеркнул, что Соединённые Штаты одобряют любые шаги, снижающие напряжённость в регионе.

Ирану эта деэскалация также выгодна. За последние годы принципиально улучшились отношения между несколькими арабскими странами и Израилем. При посредничестве США Израиль заключил т.н. «Соглашения Авраама» сначала с Бахрейном и ОАЭ, а вскоре после этого также с Суданом и Марокко. Согласно этим договорённостям их участники взаимно признавали друг друга в качестве суверенных государств и равноправных партнёров, а также декларировали намерения развивать взаимовыгодное сотрудничество. Тогдашний президент США Дональд Трамп, ставший инициатором этих соглашений, делал ставку на создание широкой антииранской коалиции. Для Тегерана складывалась очень неприятная ситуация, когда против него могли быть направлены усилия двух ключевых сил региона – Израиля и арабской коалиции. После прихода к власти в Вашингтоне Джо Байдена американская администрация попробовала вернуться к компромиссу по иранской ядерной программе и ослабила напор на своих ближневосточных союзников с требованием продолжать изоляцию Ирана. Однако усилия по возрождению СВПД провалились, и теоретически мог произойти возврат к трамповской стратегии действий против Ирана. Ведь юридическая база в виде договоров о нормализации отношений Израиля с арабскими странами была уже готова, а в начале 2022 года даже прошли масштабные военно-морские учения с участием израильтян, а также военнослужащих из США, Саудовской Аравии и ряда других арабских стран.

Вероятно, чтобы не допустить возрождения широкой коалиции, Тегеран при первой возможности пошёл на сближение сразу с несколькими арабскими государствами, среди которых оказались Саудовская Аравия, ОАЭ, а теперь и Египет. Создалась интересная ситуация, когда Израиль и Иран наперегонки начали мириться со своими прежними недругами, чтобы не допустить чрезмерного усиления своего главного врага. Конечно, к примирению Тегерана и Иерусалима это не приведёт, но избранный ими способ противостояния можно лишь поприветствовать, ведь попутно разрешается множество более мелких конфликтов. И в целом атмосфера на Ближнем Востоке становится более здоровой. Вместо того, чтобы бесконечно накапливать вооружения и искать поддержки внешних игроков в бесконечных противостояниях, нередко выливающихся в открытые войны, ближневосточные государства устроили своего рода соревнование по налаживанию диалога. И хотя многие договорённости могут оказаться хрупкими, похоже, что принципиальных противников у этого процесса в целом нет.

Автор: Алексей Черников

Теги: Иран | отношения | арабские страны |

Социальные сети