Сетевое издание

Я ищу ...

Сможет ли Россия всерьёз поучаствовать в борьбе за рынок СПГ?

Сможет ли Россия всерьёз поучаствовать в борьбе за рынок СПГ?
Фото: Нос

8 Января 2023 16:59:46

3539

Наступивший 2023-й год обещает продолжение глобального передела газового рынка, который начался в прошлом году и был спровоцирован изменением роли России на этом рынке. Европейского газового эмбарго так и не произошло, потолок цен на газ, в отличие от нефти, также введён не был, хотя разговоры о целесообразности этой меры продолжаются

Но диверсификация поставок голубого топлива на самый богатый энергорынок планеты уже стала реальностью. Большинство из многочисленных трубопроводов, тянущихся из России на запад, остановлены или работают в полсилы, а инфраструктура на востоке ещё не развёрнута. Так, «Северный поток» и одна из ниток «Северного потока – 2» были подорваны, а вторая нитка нового трубопровода так и не введена в эксплуатацию из-за конфликта в Украине. «Ямал – Европа» также не функционирует, а украинская ГТС перекачивает российский газ в Европу совсем не в тех объёмах, на которые она рассчитана. В результате доля российского газа на рынке ЕС упала за год с 41% до 7%. Развернуть трубопроводные поставки таких объёмов топлива на восток пока не представляется возможным. Для этого просто нет соответствующих мощностей. На маршруте в Китай работает «Сила Сибири». Проект «Сила Сибири – 2» находится на начальной стадии, и даже при успешной реализации до его завершения пройдут годы.

Очевидно, что при таких кардинальных изменениях на рынке трубного газа не могла не возрасти значимость СПГ. Именно за эту открывшуюся нишу завязалась борьба сразу нескольких крупных газодобытчиков. По итогам 2022 года с большим отрывом по поставкам СПГ в Европу лидируют США, нарастившие продажи с 29 до 72 млрд кубометров. Более того, американские газодобытчики рассчитывают и на дальнейший рост спроса на сжиженный газ, планируя наращивать мощности и в 2023-м. Не отстать от обозначившейся тенденции стремится и другой ведущий игрок рынка – Катар. Национальная компания Qatar Energy и американо-голландский холдинг Chevron Phillips подписали соглашение на 6 млрд долларов о развитии промышленного центра Рас-Лаффан, специализирующегося на производстве сжиженного газа. В этом центре расположен также один из крупнейших портов, предназначенных для экспорта СПГ. Данный проект вписывается в общую стратегию Катара по завоеванию мирового лидерства в сегменте торговли сжиженным газом. Министр энергетики эмирата Аль-Кааби недавно обещал, что Катар при сохранении дефицита сможет поставлять в Европу 12-15 млн тонн газа при нынешних 5 млн, а в целом производственные мощности в стране в ближайшие годы вырастут почти вдвое, поскольку в завершающей стадии находится несколько крупных проектов в этой области.

Специалисты констатируют, что популярность СПГ растёт не только из-за переформатирования европейского рынка, но и из-за роста спроса на газ в Азиатско-Тихоокеанском регионе, куда топливо доставляется преимущественно по морю. Председатель правления Новатэка Леонид Михельсон отмечал, что в последние годы 80% роста торговли газом приходится именно на СПГ. И Россия на официальном уровне уже обозначила свою цель на этом меняющемся рынке. Первый замминистра энергетики РФ Павел Сорокин заявлял, что наша страна несмотря на внешнее давление должна занять 15-20% мирового рынка.

При этом ситуация на рынке в этом году должна благоприятствовать приходу России как нового игрока в сегменте СПГ. Аналитики S&P Global ожидают, что дефицит СПГ будет сохраняться, поскольку в ближайшее время ввода в эксплуатацию новых значительных мощностей по сжижению газа не ожидается. При этом может начаться рост спроса в Китае, чья экономика должна открыться после пандемии. Поэтому с чисто экономической точки зрения путь новым поставщикам, в том числе России, открыт. Вопрос лишь в том, сможет ли страна этими возможностями воспользоваться. Политические и санкционные препятствия на пути экспорта СПГ поставить сложнее, ведь в отличие от стационарных газопроводов морские поставки можно быстро переориентировать на других потребителей, например, из Европы в Китай и страны Юго-Восточной Азии.

Однако перед Россией встают технологические сложности. Отечественная газовая отрасль действительно делает ставку на развитие СПГ-инфраструктуры. Вслед за «Новатэком» новую для себя деятельность осваивает и «Газпром». Новые производственные мощности и терминалы будут строиться в Арктике и на Балтийском море. Однако происходить это будет не так быстро, как могло бы при отсутствии западных технологических санкций. Вице-премьер Александр Новак признал, что планы по достижению отметки в 100 млн тонн ежегодно производимого СПГ откладываются с 2030 на 2035 год. Дело в том, что в РФ отсутствуют собственные технологии по крупнотоннажному сжижению газа. Поставщиками таких технологий являются страны, занесённые в России в разряд «недружественных», в частности, США и Германия. Именно зарубежное оборудование до введения санкций должно было стать основой проектов «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ». Теперь же России придётся в возможно короткие сроки разрабатывать собственное высокотехнологичное оборудование для импортозамещения в газовой сфере. Замминистра энергетики Павел Сорокин выражал уверенность, что заявленных целей по увеличению производства СПГ с нынешних 30 до 100 млн тонн и более страна всё равно достигнет, хотя сроки и будут сдвинуты на несколько лет.

Однако сами участники рынка жалуются на недофинансирование разработок для СПГ-отрасли. Леонид Михельсон на Петербургском экономическом форуме заявлял, что в прошлом году на разработку отечественного оборудования из запланированных 23 млрд рублей Минфин выделил лишь 2,8 млрд. Всего до 2030 года расходы бюджета на развитие данной сферы должны составить 127 млрд. В «Новатэке» указывали, что прототипы отечественного оборудования порой оказываются вдвое дороже зарубежных аналогов, однако в компании уверены, что проблема высокой стоимости может быть решена, если отечественные производители поверят в долгосрочный стабильный спрос на свою продукцию. Санкции и отказ иностранных компаний работать с российскими газодобытчиками дают такую уверенность.

Кроме того, временно можно сосредоточиться на менее амбициозных проектах, которые в условиях высоких цен на газ также могут оказаться прибыльными. Директор по энергетическим направлениям Института энергетики и финансов Алексей Громов предложил масштабировать среднетоннажное производство СПГ до тех пор, пока в России не появятся технологии для крупнотоннажного. Именно такой путь для российской газовой отрасли представляется на данный момент самым оптимальным. Ведь конкуренты в лице США, Катара или Австралии не будут ждать, пока Россия внедрит собственные технологии крупнотоннажного производства СПГ, а просто займут свободные ниши на рынке. У того же Катара резкий рост производства намечен уже на 2024-2025 годы. Таким образом, РФ после долгой стабильности в сфере экспорта газа вынуждена заново ввязываться в бескомпромиссную борьбу за рынки сбыта. Если удастся отвоевать своё «место под солнцем», отечественная газовая отрасль получит ещё один достаточно длительный период стабильного спроса вне зависимости от политического давления отдельных стран. К примеру, в Китае достижение углеродной нейтральности намечено на 2060 год, и это в лучшем случае. А до этого момента крупнейшая по населению страна будет по-прежнему нуждаться в ископаемом топливе. Иными словами, ближайшие годы станут решающими при переделе перспективного газового рынка. Время для недофинансирования и неспешной разработки проектов закончилось. И судя по вниманию к этой теме со стороны высшего руководства страны, там это тоже понимают.

Автор: Алексей Черников

Теги: Россия | газ | СПГ |

Социальные сети